«Антикризисные механизмы и меры по предотвращению банкротств в российском производственном секторе»

О деятельности арбитражного управляющего, о процедуре банкротства предприятий и о том, как спасти российских производителей от банкротства. Как войти в состав Директориума при Агентстве стратегических инициатив (объединение независимых антикризисных директоров). О деятельности «Внешторгклуба» и многом другом в рамках проекта «Как дружить с государством?». Интервью с Русланом Борисовичем Мокрушевым, арбитражным управляющим НП СОАУ «Меркурий» при ТПП РФ, ведет Татьяна Вадимовна Минеева, Вице-президент «Деловой России» и Внешторгклуба.

 

Русланом Борисович, Вы в арбитражном управлении уже более 17 лет, а до этого вы имели какой-то определенный профессиональный опыт?

Да, до этого был директором одного из заводов Корпорации «Роскосмос». А в 2000-м году, после окончания президентской программы, я прошел стажировку в Токийском университете, получил специальность «Антикризисное управление предприятием» и вернувшись в Россию сдал экзамены на арбитражного управляющего, получил федеральную лицензию и с тех пор веду эту деятельность.

Что это за деятельность?

Арбитражный управляющий – это менеджер, назначаемый арбитражным судом, для исполнения закона о банкротстве, когда вводиться процедура наблюдения, то есть, предприятие находиться в пред-банкротном состоянии и не может оплатить свои долги по налогам, по заработной плате, либо коммерческие долги. На практике – накапливаются долги практически по всем статьям.

Россия втянута в политический и переживает экономический кризис, Вы сейчас будете более востребованы?

Думаю что да, сейчас будут тяжелые времена для экономки соответственно пойдет спад производства, рост банкротств, необходимость в антикризисных мерах и антикризисном управлении.

А как же импортозамещение, государственная программа?

Хорошая программа, но пока плохо выполняемая. На практике, в России импортозамещение актуально для больших государственных корпораций. С различным успехом они этим занимаются, собственно, именно потому, что они большие, им не грозит мой приход в качестве арбитражного управляющего, то есть, их всячески поддерживает государство, за ними следят советы членов директоров от лица государства - как раз чтобы предприятия не попали в полосу неплатежей и даже когда они попадают, у государства есть специальная комиссия при Председателе правительства, как раз рассматривающая вопрос неплатежей государственных корпораций и организаций.

То есть, предприятие терпит некие функциональные проблемы, материальные убытки и наступает кризис, но где именно находится эта точка невозврата, при каких обстоятельствах Вы «выходите на сцену»?

По закону, это любое предприятие, которое задолжало свыше 500 тысяч рублей, а для индивидуального предпринимателя это 100 тысяч рублей в течение трех дней. Срок по предыдущему закону о несостоятельности и банкротстве предусматривал месяц, а до этого было 3 месяца. То есть, закон реформируют по схеме ужесточения: раньше требовалось идти к судебным приставам, доказывать, что судебные приставы не имели возможности взыскания, сейчас – предприятию просто предъявляется решение суда. Если предприятию не платят то оно вправе обратиться в арбитражный суд, который назначат процедуру наблюдения, сроком в среднем на 4-6 месяцев.

Вы работаете один или с командой? Как устроен этот процесс управления?

В законе написано, что я имею право привлекать экспертов и своих сотрудников, но за счет должника и в случае, если у должника есть на это средства. Есть аудит независимый, он проводиться за счет средств должника, есть финансовый анализ, который как правило проводиться арбитражным управляющим, то есть мной, с привлечением сторонних бухгалтеров и аудиторов профессиональных.

Допустим, вы приходите на предприятие где было производство запущено и, по какой-то причине, не пошел сбыт и предприятие оказалось в пред-банкротном состоянии. Можете ли вы как-то повлиять используя человеческий фактор, вывести предприятие из кризиса, включив свои административные рычаги? Есть шанс помочь предприятию?

Безусловно да, шансы есть! Есть, так называемое, мировое соглашение, когда садятся все кредиторы за стол и договариваются, что дают предприятию отсрочку в платежах, а я являюсь главным переговорщиком и так же участником этой процедуры. И если все стороны договорились, мы идем в арбитражный суд, утверждаем это принятое решение письменно, фиксируя в нём действия самого предприятия вперед на 2-3 года.

Какова сейчас ситуация в стране? Есть поучительные истории?

Я могу сказать, что в моей практике было всего три случая, когда предприятие вышло из конкурсного управления в нормальный режим функционирования, в двух случаях это была поддержка государства, которое помогло деньгами и кредитами, а в одном случае это было желание собственника, он нашел инвесторов и спас бизнес от банкротства. Во всех остальных случаях, к сожалению, предприятия, как правило, уже имеют очень крупные долги, остановленное, либо на грани остановки производство и все для бизнеса заканчивается печально.

Вы не только в Москве занимаетесь арбитражным управлением?

В Забайкалье - Горно-обогатительный Комбинат, в Туле большое предприятие и тоже, к сожалению, ликвидационная процедура банкротства. Пока процедуры наблюдения и не ясен вопрос на предприятиях в Москве и в Твери.

Если есть, то как выстроено Ваше взаимодействие с региональной властью? Может ли подключиться региональная власть спасти предприятие? Были ли случаи такого диалога?

В Забайкальском крае диалог идет постоянно, причём, там создано множество комиссий по спасению, но у чиновников, к сожалению, мало реальных рычагов помощи предприятию, тем более находящемуся в стадии конкурсного производства.

Причем отмечается увеличение количества проверок предприятий. К сожалению, у нас чиновник искренне считает, что если он создал личный комитет, организовал личную проверку прокуратурой, налоговой инспекцией или прочими проверяющими органами, то он как-то помог решить экономически вопрос с предприятием. Но это совсем не помощь, а иногда затруднение работы арбитражного управлявшего, которому и без проверок прокуратуры работать тяжело от нехватки ресурсов, наличию долгов по зарплате персоналу и налоговым выплатам.

Вы 17 лет этим занимаетесь и сказали, что стало сложнее работать. Но, все таки, идет ли какой-то тренд на сокращение и упрощение процедур администрирования?

За 17 лет стало всё более формализовано. Можно понять, откуда пришла та или иная проверка и кто ее прислал, документов стало больше, но проверок стало чуть меньше, - просто проверяющих органов стало меньше. Для бизнеса процедуры проверки упростились и сократились, но в ходе нашей работы, конкурсного производства, повод для проверки можно найти всегда.

Что нужно сделать, чтобы вся эта система повернулась к бизнесу лицом?

Дело в том, что у нас изначально эта государственная система не адаптирована под бизнес, она скорее приказная. К сожалению, суровость законов нивелируется их необязательностью исполнения, а законов и подзаконных актов столько, что те же сотрудники МВД или прокуратура всегда могут написать заявление от любого человека, который когда-то где-то соприкасался с бизнесом или работал на этом предприятии и, соответственно, будет организована проверка. Это не так сложно и главное – все будет в рамках действующего законодательства. Поэтому. если говорить о государстве, у нас Византийский стиль, где есть законы, но есть договоренности, есть понятия и есть возможность обратиться наверх, минуя действующее законодательство и даже решения судов.

Я знаю что вы независимый директор в нескольких предприятиях с государственным участием, что это за деятельность?

Эта та деятельность, которая после арбитражного управления, наконец-то греет душу, то есть, не надо уничтожать и разваливать, а надо что-то созидать и реализовывать.

Как вы к этому пришли? Вы участвовали в конкурсе Росимущества или были назначены?

Да, я вошел в директорию при Агентстве стратегических инициатив, это независимая организация антикризисных управляющих и, в том числе: независимых директоров. Просто я устал банкротить, поэтому решил сдать экзамены и получил сертификат на право заниматься этой деятельностью.

Какова ваша роль как независимого директора?

Проводить политику государства и смотреть за тем, чтобы государство, грубо говоря, не обижали, чтобы была прибыль, вовремя все перечислялось и предприятие имело стабильное развитие, в том числе, мы согласуем должность генерального директора, программу развития предприятия и соответственно все финансовые показатели.

То есть, у наемного директора нет возможности что-то сделать неправильно потому что всегда есть Вы.

В рамках действующего законодательства совет директоров собирается, заслушивает генерального директора о ходе выполнения плана работ и, соответственно, у директора мало возможностей отвлекаться от плана, либо он должен будет обосновать, почему он что-то сделал несогласованное в финансовом, либо материальном плане.

Я думаю это отлично, что и у бизнесменов и у арбитражных управляющих есть возможность развивать действующие предприятия с государственным участием, государство сделало правильный шаг, как вы это оцениваете? До этого не было независимых директоров, для чего все это сделано? Просто для прозрачности и контроля, либо появилась возможность помочь предприятиям, где нет кадрового потенциала?

В первую очередь, это была инициатива Агентства стратегических инициатив в большей степени, вопрос стоял о кадровом голоде на предприятиях, особенно на периферии. В совет директоров входили в основном чиновники Росимущества, которые не имели представления ни о бизнесе, ни о производстве, зачастую даже не имели профильного образования, поэтому, естественно, появилось желание это положение исправить и было принято соответствующее решение о создании директории, куда люди проходят не просто так, а через узкое сито отбора, нужно иметь высшее образование, иметь стаж работы директора, либо замдиректора организации.

Какая у Вас лично мотивация работать? Вам зарплату платят?

Да, есть какой-то процент прибыли в конце года, но это не всегда гарантировано, а так – мне за державу обидно. Печально, иногда смотреть на целые заводы или даже поселки при них, градообразующие, которые стираются с лица земли, поэтому хочется что-то сделать, восстановить и улучшить в нашей стране.

Я знаю, что Вы являетесь членом Совета Внешторгклуба. Внешторгклуб, что он для вас?

Внешторгклуб – это хорошая площадка для общения, для новых связей. Я во Внешторгклубе уже более четырех лет. Получилось так, что на одном из моих предприятий надо было продвигать контракты с европейским научным центром, где сейчас занимаются коллайдером. Были некоторые острые переговорные моменты и связи Внешторгклуба, в данном случае, помогли, и контракты были заключены, и вовремя исполнены. Такие вещи в ходе конкурсного производства играют особую роль – сроки получения денег, сроки контракта, потому что, как правило, сроки конкурсного производства законом ограничены, год, два иногда в тяжелых случаях до трех лет.

Я полностью с Вами согласна, Внешторгклуб имеет хорошую не только региональную, но и международную сеть партнеров и используя общественную организацию Внешторглклуб как дружественного партнера, с помощью международных связей, можно реально влиять на экспортно-импортные отношения. Планируете ли вы эту деятельность и вообще, может ли Внешторгклуб здесь сыграть такую роль, когда политика у нас немного нестабильна?

В ходе арбитражных процедур и участия в советах директоров, мы часто назначаемся на разные предприятия и, иногда, это совершенно различные отраслевые структуры в областях деятельности, в том числе и производства. Всегда хорошо, когда есть такая международная структура, которой можно задать вопрос и, получив ответы, где-то найти контакты и поддержку, которые раньше были не востребованы, но теперь стали актуальными.

 

Информация об эксперте

Мокрушев Руслан Борисович, Арбитражный управляющий при НП СОАУ «Меркурий» при Торгово-Промышленной Палате России

Родился в 1968 году.

Выпускник Президентской программы по специальности «Антикризисное управление предприятием», проходил стажировку в Токийском Университете.

Выпускник программы DBA «Управление организацией» Британской академии бизнеса,  работал Директором одного из заводов Корпорации «Роскосмос», в настоящее время Арбитражный управляющий при НП СОАУ "Меркурий" при Торгово-Промышленной Палате России, Член Директориума при Агентстве стратегических инициатив (объединение независимых антикризисных директоров), Член Общественного Совета НП «Внешторгклуб».

 

Информация для членов и партнеров Внешторгклуба

По вопросам Вашего участия в проекте «Как дружить с государством?»
обращайтесь в Исполнительную дирекцию «Внешторгклуба»